Главная страница
Навигация по странице:

  • Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (ВолгГТУ)

  • Кафедра истории, культуры и социологии Реферат по культурологии на тему: Значение письменности в человеческой культуре Выполнил

  • Прошлое и настоящее письма

  • Что ждет письмо в будущем

  • Список использованной литературы

  • Значение письменности в человеческой культуре


    Скачать 120 Kb.
    НазваниеЗначение письменности в человеческой культуре
    АнкорЗначение письменности в человеческой культуре.doc
    Дата13.01.2020
    Размер120 Kb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаЗначение письменности в человеческой культуре.doc
    ТипРеферат
    #17235
    КатегорияИскусство. Культура

    Подборка по базе: Роль и значение бухгалтерских документов.docx.

    - -

    Ф


    едеральное агентство по образованию

    Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

    ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

    (ВолгГТУ)
    Кафедра истории, культуры и социологии

    Реферат по культурологии


    на тему:

    Значение письменности в человеческой культуре


    Выполнил:

    студент группы ИВТ – 160

    Шаповалов О. В.
    Руководитель работы:

    Соловьева А. В.


    Волгоград 2006г.
    Содержание

    1. Введение………………………………………………………………2

    2. Прошлое и настоящее письма………………………………………..4

    3. Что ждет письмо в будущем?..………………………………………14

    4. Заключение……………………………………………………………20

    5. Список использованной литературы………………………………..23


    Введение
    Действительно, каково же значение письменности? Вопрос, наверное, смешной и риторический, но я попробую дать на него точный и обоснованный ответ.

    Значение письма нетрудно понять, если попытаться представить себе наш мир без письма. Что бы мы делали без книг, газет, писем? Что бы произошло с нашими средствами коммуникации, если бы мы вдруг утратили способность писать, или с нашими зданиями, если бы мы не смогли прочесть о достижениях прошлого? Письмо имеет такое значение в нашей повседневной жизни, что мне кажется – наша цивилизация скорее могла бы существовать без денег, ме­таллов, радио, парового двигателя или электричества, нежели без письма.

    Обычно мы задумываемся о языке, только если нужно написать текст без ошибок или пообщаться с иностранцами. «Ничто для нас столь обыкновенно, ничто столь просто не кажется, как речь и письмо наши, - писал в XVIII столетии Александр Николаевич Радищев, - но в самом существе ничто столь удивительно есть, как эти самые речь и письмо…»

    Родной язык для личности человека – примерно тоже, что воздух для его тела. А овладение новыми, незнакомыми языками сродни покорению чуждых стихий, которые со временем становятся неотъемлемой частью существа индивида… На языке мы думаем, общаемся, творим, принимаем решения, и если несвободное дыхание – угроза жизни, то несвободное владение языком – угроза личности.

    В нашем современном обществе трудно представить себе интел­лигентного и культурного человека, который не умел бы читать и писать. Искусство письма стало столь распространенным, что оно составляет теперь органическую и необходимую часть нашей куль­туры.

    А теперь лишь представьте, что человек наделён языком, но лишён письменности. Я думаю, каждому ясно, что без письма рушится фундамент образования, а без последнего и сам человек остаётся лишь безвольной щепкой, вынужденной мотаться по воле волн, поскольку нет возможности рассчитывать на продуктивный опыт предыдущих поколений.

    Поэтому, мне думается, что изобретение письменности есть тот этап, который позволил свершиться маленькой, тихой революции, изменившей ход человеческой истории, если не сказать больше – именно с письма она и началась.

    Прошлое и настоящее письма
    В русском языке есть два разных слова письмо. Эти слова – омонимы: их внешняя форма совпадает (пишутся и произносятся они одинаково), а значения разные. Если перевести их на другие языки, омонимия нередко исчезает. Английское letter, французское lettre или немецкое Brief – это почтовое письмо, а слова writing, ecritureи Schriftв тех же языках – это письменность.

    Что вообще значит слово писать? Попробую дать ответ, опираясь на словари:

    «Письмо – знаковая система фикса­ции речи, позволяющая с помощью начертательных (графич.) элементов передавать речевую информацию на расстоянии и закреплять её во времени.

    Письменность – совокупность письменных средств общения, вклю­чающих понятия графики, алфавита и орфографии к.-л. языка или группы языков, объединённых одной системой письма или одним алфавитом. В этом смысле можно говорить о рус., англ., араб, и т. п. письменности. Каждая из них обладает определённой специфи­кой системы графем в графич. сочета­ниях, орфограммах и в сфере исполь­зования этих элементов для стилистич. целей, логич. выделения частей выска­зывания и т. д. От П. следует отличать письм. форму речи, к-рая является не просто речью, закреплённой в П., но имеет обычно специфич. лексико-семантич. и грамматич. признаки, от­личающие её от устной речи» (3, с. 403).

    Первоначально для передачи информа­ции применялись другие способы – пиктографическое, рисуночное «пись­мо», бирки, зарубки, вампумы, кипу и т. п. Система письма характеризуется постоян­ным составом знаков, причём каждый знак передаёт либо целое слово, либо последовательность звуков, либо отдельный звук речи. Для классификации ее видов важна не форма знаков (изобрази­тельно-рисуночная, условно-геометри­ческая и т. п.), а характер передачи знаками элементов речи. Большинство исследователей придерживаются следующей классификации письменности. Они выделяют четыре её основных вида: идеографический, словесно-слоговый (логографически-силлабический), собственно силлабический и буквенно-звуковой (алфавитный). В конкретных системах письма эти типы обычно существуют в не вполне чистом виде.

    В идеографическом письме каждый знак (изобразительный элемент) может обозначать любое слово в любой грамматической форме в пределе круга понятийных ассоциаций, либо прямо вызываемых изображением, составляю­щим данный знак, либо условных. Вместо изображения можно употреблять и произвольные графические символы. Возможность передачи ин­формации с помощью чистой идеографии очень ограничена; этот тип письма сущест­вовал лишь как переходный от пикто­графии к словесно-слоговому письму, при­меняясь либо в хозяйственных записях, где число понятий, о которых может идти речь, ограничено самим содержанием текста (ранний Шумер, нач. 3-го тыс. до н. э.), либо в ритуальных записях как мне-моническое вспомогательное средство. И. Е. Гельб называет идеографический тип письма «предписьменностью» и все приемы данного типа объединяет термином «семасиография» (1, с. 184)

    Гораздо более «живучим» оказался словесно-слоговый тип письма. Основой системы и здесь остаётся прежняя многозначная идеограмма, но конкретная привязка знака каждый раз к определённому слову обеспечи­вается добавлением знаков (фонетические комплементы, или фонетики), выражающих чисто звуковые элементы слова либо в целом, либо его части, и знаками — де­терминативами, уточняющими круг понятий, к которому относится данное слово. Идеографический знак, прикреплённый к определенному слову, называется логограммой. Для знаков, выражающих последователь­ности звуков, используются те же логограммы, но в «ребусном» употреб­лении. Такие последовательности — не обя­зательно слоги. Словесно-слоговым письмом могли переда­ваться тексты любого содержания, т. к. такое письмо обеспечивало достаточно адекватную фиксацию речи и надёжное воспроизведение текста при чтении. Отсутствие обязательной непосредственной связи первоначальных идеограмм с фонетической стороной речи позволяло использовать одни и те же знаки в качестве логографических элементов для разных диалек­тов (в Китае) и для разных языков (на древнем Ближнем Востоке). В древнейших видах письма этого типа знаки монументаль­ных надписей долго сохраняли форму рисунков — иероглифов; наряду с ни­ми существовала скоропись(на папи­русах, черепках — в Египте, на гли­няных плитках — в Передней Азии, на бамбуковых палках — на Дальнем Восто­ке, и т. п.). Наиболее известны: др.-егип. (с кон. 4-го тыс. до н. э.), шумерское письмо (с нач. 3-го тыс. до н. э.) и развившиеся из него виды клинописи, эламская иероглифика (3-е тыс. до н. э.), протоиндское письмо (тогда же), критское письмо (с нач. 2-го тыс. до н. э.), китайское письмо (со 2-го тыс. до н. э.), письмо народов майя (1-е тыс. до н. э.; другие центральноамериканские системы были, видимо, идеографи­ческими и пиктографическими). М. Арапов указывает в статье «Дешифровка исторических письменностей», что не все древние системы этого типа расшифрованы; наиболее изучена письменность Египта, Двуречья (клинопись) и Китая. «В основе аккадской клинописи лежит слоговое письмо, но любой словесный знак или группа знаков шумерского письма могли быть введены в текст как обозначение для аккадского слова» (6, с. 98-99). Единственнаясуществующая ныне древняя система письма словесно-слогового типа — китайская. Сохранение её объясняется «аморф­ным» характером китайского слова и потому малой необходимостью в передаче грамматических показателей, а также удобством для общения между носителя­ми фонетически различающихся диа­лектов. Эти знаки восходят к ри­сункам, подвергшимся скорописному упрощению (окончательно — с введе­нием бумаги во 2 в.); имеются различ­ные виды скорописи. Знаки обычно являются составными, т. е. соедине­нием детерминативаи фонетика. Это письмо распространилось в Корее, Японии и др., но оказалось неудобным ввиду иного грамматического строя соответст­вующих языков. Поэтому наряду с китайскими иероглифами в этих странах рано на­чали употреблять местные фонетические системы. В Японии иероглифами обычно обозначают основы слов, а силлабическими знаками — изменяе­мые части слова; в Корее иероглифы сохранили лишь более узкое примене­ние (для омо­нимов). Преимущества словесно-сло­гового письма: международный характер лого­грамм, меньшее число знаков на оди­наковый отрезок текста по сравнению с буквенным письмом. Недостатки: многочисленность знаков в системе, труд­ность при освоении чтения.

    Системы письма, где каждый знак пере­даёт только последовательность звуков как таковую, а не слово, на­зываются силлабическими. Эти системы — часто результат упрощения словесно-слоговых систем. Наиболее широко распространены силлабические сис­темы письма в Индии и Юго-Восточной Азии. Древнейшим индийским силлабическим письмом, по-видимому, было брахми, проис­хождение которого неясно. Важна и система кхароштхи (с З в. до н. э.), видимо, образовавшая­ся из арамейского алфавита путём создания вариантных знаков для оди­наковых согласных с различными гласными по принципам, выработанным в брахми. Т. к. знаки не закреп­лялись в типографской форме, в Южной и Юго-Восточной Азии выработались де­сятки видов скорописей, внешне уже несхожих, но основанных на тех же принципах; лишь в 19—20 вв. многие из них получили и типограф­ское оформление. Важнейшая система этой группы — деванагари, применяемая для санскрита, хинди и др. Преимущество силлабического письма — в меньшем числе знаков (100 — 300), недостаток — некоторая громоздкость и трудность в выборе правильного чтения, особенно при отсутствии слово­разделов.

    В алфавитных системах письма отдельный знак (буква) передаёт, как пра­вило, один звук; это может быть либо фонема, либо аллофон, либо любая фонема в пределах некоторой группы акус­тически сходных звуков; иногда же буквы соединяются по 2, 3 и 4 для обо­значения одной фонемы. В словаре «Книговедение» я нашел следующие сведения об истории алфавитной письменности: «Историческим родоначальником всех видов алфавит­ного письма явилось древнесемитское (финикийское) письмо. Проис­хождение древнесемитского протоалфавита (2-я пол. 2-го тыс. до н. э.) до сих пор не установлено; наиболее вероятно его происхождение из фини­кийского же («протобиблского») сил­лабического письма, число знаков доходило до 100. В классическом финикийском алфа­вите имелось 22 знака. В основе извест­ных нам 3 древнесемитских протоалфавитных систем — финикийской ли­нейной, угаритской клинописной и южно­-аравийской линейной — лежит общий слоговой или словесно-слоговой про­тотип» (3, с. 405). Новая система дала возможность фиксировать речь по звуковому способу с помощью минимального числа легко и быстро запоминающихся знаков (букв). Одна­ко текст, записанный без гласных и обычно без словоразделов, был малопо­нятен, кроме тех случаев, когда со­держание его было заранее приблизи­тельно известно. «Такое письмо скорее было применимо как тайнопись купцов-море­плавателей, чем как всеобщее средство передачи речи, поэтому в течение бо­лее тысячи лет с ним вполне успешно конкурировали системы словесно-сло­гового письма» (6, с. 100). Клинописный (угаритский) вариант протоалфавита вымер ещё во 2-м тыс. до н. э.; один из вариантов линейного алфавита просуществовал в Южной Аравии до 7 в. н. э., а в Африке дал начало существующему поныне эфиопскому алфавиту. Собст­венно финикийский линейный протоалфавит в своей первичной форме был воспринят в Малой Азии (малоазийски алфавиты вымерли к нач. н. э.), Гре­ции и Италии, дав начало западным алфавитам, а в скоро­писной (курсивной) форме, выработан­ной для родственного финикийскому древнесемитского языка — арамейско­го, распространился по всему Ближнему и Среднему Востоку, дав начало вос­точным алфавитам.

    Восточные алфавиты. Распростране­ние алфавита вместе с канцелярским арамейским языком в пределах Пер­сидской державы Ахеменидов 6—4 вв. до н. э. от Малой Азии до Индии привело к созданию множества местных разно­видностей письма (важнейшие: арамейское «сирийское»; квадратное письмо, принятое евреями первоначально для религиозных книг; особая разновидность ара­мейской скорописи с добавлениями надстрочных и подстрочных, диакритических знаковбыла положена в основу арабского письма). В словаре «Книговедение» говорится о характерных особенностях развития восточных алфавитов: «В неустойчивых государственных образованиях, возникавших на Востоке после маке­донского завоевания (4 в. до н. э.), появилось обыкновение в деловой пе­реписке писать лишь общеизвестные канцелярские формулы, слова и выражения по-арамейски, а остальной текст — арамейскими буквами на мест­ном языке. Так создалась вторичная система арамейских псевдологограмм; текст в целом читался на мест­ном языке. Так арамейский алфавит в его ранней канцелярской форме, видимо, не позже 4 в. до н. э. был применён к древнеперсидскому языку (ранее имевшему собственное клинописное силлабическое письмо), а затем в различных разновидностях скорописи использо­вался для древних иранских языков (парфян­ского, среднеперсидского, согдийского, хорезмийского)» (3, с. 406).

    В условиях средневековья грамот­ность была привилегией ду­ховенства. Поэтому распространение каждого алфавита связывалось с оп­ределённой религией: квадратный шрифт распространялся вместе с иудаизмом (ныне употребляется для бытовых язы­ков евреев — идиш, ладино, татский и др.— и официально в Израиле для языка иврит), арабское письмо — с исламом и употреблялось для языков всех му­сульманских народов независимо oт происхождения (ныне — для араб., перс., афганского, урду и др.). Раз­личные виды арамейской скорописи также распространялись с различными христианскими сектами (несторианское, яковитское), а также с манихейст­вом. Письменность с арамейскими гетерограммами распространялась с зороастризмом. Для священных книг зороастризма был позже на той же основе изобретен усовершенствован­ный алфавит с гласными буквами (авестский; принцип обозначения глас­ных был здесь, видимо, воспринят из греческого). На основе согдийского и несторианского письма создались разные виды письменностей тюрков Центральной Азии (важнейшие — уйгурское и тюркское орхонское, или «руническое»). Позже уйгурское письмо было приспособлено для монгольских маньчжурских языков. Распространение хрис­тианства потребовало создания письменности на местных языках Закав­казья; для этих языков с их сложной фонетической системой были созданы ок. 400 года н. э. особые алфавиты — армянский (Месропом Маштоцем), грузинский и албанский (агванский) пу­тём использования видоизменённых арамейских начертаний и греческих орфографических и филологических принципов.

    Западные алфавиты. Исходным для развития всех западных алфавитов явля­ется греческое письмо; К. Куманецкий указывает: «оно возникло, видимо, в 8 в. до н. э. (памятники известны с кон. 8—7 вв.; первоначаль­но имелись две разновидности — вос­точное, непосредственно заимствован­ное из финикийского, и западное, возможно, заимствованное из того же источника через фригийское)» (5, с. 30). «Арха­ическое» греческое письмо по форме букв почти полностью совпадает с финикийским; лишь позднее были введены дополнительные буквы. В «архаиче­ских» малоазийских и, вероятно, в греческих письменах сначала ещё отсутствовали буквы для кратких гласных; направление письма было, как и в семитских языках, справа налево, затем бустрофедон, затем сле­ва направо. Очень близки названия греческих и древнесемитских букв, совпадает порядок их расположения в алфавите. И. Е. Гельб совершенно справедливо, на мой взгляд, делает вывод о том, что «важнейшим культурным достижением явился переход к обозна­чению на письме не только согласных, но и некоторых гласных» (1, с. 190).

    Из восточно-греческого варианта в 5—4 вв. до н. э. развилось классическое, а затем византийское письмо; в свою очередь, из него возникли коптское (христианско-египетское), древнеготское и ки­рилловское письмо.

    На основе западно-греческого возникли италийские алфавиты, в т. ч. этрусский (в 7 в. до н. э.), из него древне-германский, руны (с 3 в. н. э.); из этрусского же, видимо, развилось латинское письмо (с 6 в. до н. э.). В эпоху Римской империи оно приобрело международный характер, сохранявшийся в связи с распространением католической церкви и в эпоху феодализма. Латинское письмо исполь­зуется и для национальных языков западноевропейских народов.

    Славянское письмо (кириллица).Вопрос о появлении первых письменных памятников Древней Руси непосредственно связан с проблемой возникновения письменности у восточных славян. Однако до сих пор эта проблема остается дискуссионной, и в настоящее время существует несколько различных точек зрения на сей счет: 1) Одни историки и филологи (Ф. Буслаев, А. Востоков, А. Шахматов, Р. Скрынников, А. Кузьмин) утверждали, что письменность у восточных славян появилась одновременно или параллельно с процессом официального крещения Руси, т.е. в конце X - начале XI вв. 2) А их оппоненты, в частности, академики В. Истрин и Д. Лихачев, профессора А. Рогов и П. Черных и многие другие ученые указывали на то обстоятельство, что в настоящее время в распоряжении историков имеются неоспоримые свидетельства о существовании восточнославянской письменности задолго до крещения Руси. Именно оследняя версия, на мой взгляд, кажется правильной. Первое указание на это содержится в известном произведении Черноризца Храбра «О письменах» (IX-X вв.), который утверждал, что у древних славян были самобытные «черты» и «резы». Подтверждают эту точку зрения и многие открытия советских археологов, в частности, медные бляхи Черниговских (X в.) и Тверских (XI в.) дружинных курганов и амфоры знаменитого Гнездовского могильника (первая четверть X века). Как и письменность других древнейших народов и государств, русское письмо в своем развитии прошло довольно долгий и сложный путь от простейшего рисунка, изобразительного образа или понятия, т.е. пиктографии, к слоговому, а затем к звуковому, т.е. фонетическому, письму. Вопрос о времени создания полноценного древнеславянского алфавита до сих пор вызывает немало споров у историков и лингвистов. Этот вопрос подробно рассматривает в своей книге «История культуры России XI–XIX вв.» В. Жириновский. Он пишет следующее: «Появление алфавита связывают с именами знаменитых «солунских братьев» Кирилла – Константина (827-869 гг.) и Мефодия (815-885 гг.), которые в 863 г. были посланы византийским императором Михаилом III (842-867 гг.) для проповеди христианского вероучения в Моравию. Вероятнее всего, перед своим отъездом или в ходе своего путешествия великие миссионеры и создали две знаменитых азбуки - глаголицу и кириллицу, а также перевели на славянский язык несколько богослужебных книг» (2, с. 16-17).

    Все древнерусские рукописи вплоть до середины XIV в. писались на пергаменте, который на Руси вплоть до начала XVII в. называли кожей, телятиной или харатьей. Первоначально пергамент привозили из Византийской империи и ряда европейских государств, а в начале XIII в. на Руси было налажено собственное производство пергамента. Все древнерусские рукописи писались только уставным письмом, для которого были характерны геометрическая графика букв, отсутствие их наклона и расстояний между отдельными словами в строке. Кроме того, буквы, как правило, не выходили за линию строки, а сам лист разлиновывался и имел ровные и довольно большие поля как слева, так и справа. При написании древнерусских рукописных книг и официальных документов использовали очень плотные и густые чернила, как правило, красно-коричневого или бурого оттенка. В качестве основных орудий письма использовали птичьи, как правило, гусиные перья. Согласно «Предварительному списку славяно-русских рукописей XI-XIV вв.» (1965) из 1493 учтенных рукописных книг того периода к эпохе Киевской Руси относятся 192 бесценных раритета. В первой трети XII в. было создано довольно много литературных, религиозно-церковных и нарративных (повествовательных, характерных для эпических произведений) памятников, большинство из которых, к сожалению, не сохранилось до наших дней. В. Жириновский затрагивает вопрос о распространенности славянского письма: «Долгое время в русской, зарубежной и советской исторической науке господствовало предвзятое убеждение, что письменность в Древней Руси была уделом только церковных иерархов и представителей высшей феодальной знати. Однако в 1951 г. одна из сотрудниц знаменитой новгородской экспедиции профессора А. Арциховского нашла первую берестяную грамоту, которая блестяще опровергла это ложное убеждение. В настоящее время в Новгороде, Старой Руссе, Пскове, Ладоге, Смоленске, Витебске и других русских городах найдено более 900 берестяных грамот, которые красноречиво свидетельствуют о достаточно широком распространении грамотности и письменности среди самых широких слоев посадского населения Древней Руси» (2, с. 21). О широком распространении письменности в Древней Руси говорят и многие эпиграфические памятники, т.е. надписи, сделанные на камнях, металле, деревьях и других твердых материалах.


    Что ждет письмо в будущем?
    Некоторые письменности были изобретены, а другие – и таких большинство – появились в результате постепенной и долгой эволюции. Среди изобретённых, так называемых авторских письменностей, - славянское письмо, армянское, грузинское…

    Армянское письмо было создано, как и некоторые другие письменности, чтобы переводить богослужение и Священное писание на родной язык. Оно появилось в начале V столетия, в период борьбы армян за политическую и духовную независимость от Персии и Византии. Армянский алфавит разработал армянский просветитель епископ Месроп Маштоц (361 – 440). Его жизни и истории создания армянской письменности посвящено «Житие Маштоца», написанное Корюном – одним из его учеников.

    Однако история письма ещё не закончена. И в современном мире люди изобретают письмо. Так, в первой половине XIX в. индеец племени чероки Секвойя, будучи неграмотным (он не умел ни читать, ни писать по-английски, но, конечно, знал о существовании книг), придумал письмо для своего народа. Сначала он создал словесное письмо, но затем пришёл к идее слогового письма, заимствовав при этом форму английских букв.

    В конце XIX столетия в Камеруне (Западная Африка) правитель государства Бамум Нджойя изобрёл письмо для языка бамум – изначально также словесное, но затем слоговое с элементами буквенного. На территории России словесное письмо изобрёл чукотский пастух Теневиль, но им пользовались только его родственники и знакомые. В бывшем Советском Союзе для многих языков были созданы письменности на базе русского алфавита. Над ними работал коллектив учёных-лингвистов.

    Изобретение новой письменности – это великий акт творчества, часто определяющий культурное и политическое развитие народа (конечно, в том случае, если эта письменность распространилась и сохранилась). Создателей письменностей почитают, причисляют к лику святых… иногда честь создания алфавита приписывают великим правителям, хотя они редко создают что-либо сами.

    Про большинство письменностей нельзя сказать, что их кто-то изобрёл. Например, греческое или китайское письмо никто не придумал; оно создавалось и совершенствовалось в течении долгих веков многими людьми. Да и у письма в целом, насколько можно судить, единственного создателя не было, как у колеса и многих других важных для человечества изобретений.

    И. Е. Гельб в своей книге ставит перед нами следующий вопрос: прогрессирует ли письмо, когда пере­ходит в процессе эволюции с логографической ступени на силлаби­ческую и с силлабической на алфавитную. Я абсолютно согласен с автором – да, про­грессирует. «Глядя на письмо с самой широкой точки зрения, я бы сказал, что алфавитные системы лучше служат целям взаимной коммуникации людей, чем слоговые, а последние больше соответствуют этим целям, чем логографические или логосиллабиче­ские. Развитие формы знаков внекоторых письменностях современной Индии по сравнению с простыми по форме знаками древних индийских письменностей показывают, что в отдельных конкретных случаях письмо не всегда идет по пути к совершенству. Сковывающее влияние традиции, религии и национа­лизма мешает прогрессу, срывая или задерживая реформы, осуще­ствление которых при нормальных обстоятельствах привело бы к естественной эволюции письма» (1, с. 226).

    При сравнении любой из употребляемых западной цивилизацией алфавитных письменностей с греческим алфавитом сразу видно, что с точки зрения внутренней, структурной, различие между за­падными алфавитами и греческим отсутствует. Иными словами, не­смотря на колоссальные достижения западной цивилизации во мно­гих сферах человеческой деятельности, письмо со времени гречес­кого периода совершенно не прогрессировало.

    Предложения и попытки реформы письма часто идут рука об руку с предложениями и попытками осуществить реформы языка. И это вполне естественно, в особенности, если вспомнить, что пись­мо зависело от языка на протяжении всей истории.

    Простейшая форма языковых изменений происходит при нало­жении одного языка на другой. Аккадский, арамейский, греческий, латинский, испанский, французский, русский и английский при­надлежат к тем языкам, которые в связи с культурным престижем или политическим преобладанием получили широкое распростране­ние на обширных пространствах за пределами их родной страны. Рука об руку с распространением языков шло распространение со­ответствующих письменностей, что хорошо засвидетельствовано ши­роким употреблением клинописной системы в древности и семитско­го, греческого и латинского письма в более поздние времена.

    Развитие и реформы латыни подробно освещает И. Е. Гельб: «Широкое распространение латинского алфавита в наше время не привело к единству. Во многих случаях знаки латинского алфавита приобрели в разных странах совершенно различные фоне­тические чтения. Уже не один век потребность реформы латинского алфавита признается всеми, и было предпринято много попыток найти какой-то выход. Лучшим из всех предложений яв­ляется алфавит, известный под сокращенным названием МФА (Меж­дународная фонетическая ассоциация — IPA (International Pho­netic Association))» (1, с. 227-228). Он состоит из латинских знаков, дополненных некоторым количеством искусственно созданных букв и несколькими диакритическими значками. Этой системой теперь пользуются все лингвисты. Она так проста и практична, что вполне заслуживает, чтобы ее употребление вышло за пределы узких научных рамок и получило значительно более широкое признание.

    Наибольшим успехом в национальных письменностях пользова­лись реформы, касавшиеся упрощения написаний и систематизации соответствия между звуками и знаками. Некоторым народам, как, например, финнам, удалось создать систему письма, почти идеаль­но соответствующую фонемам языка, тогда как другие, как, на­пример, англичане, продолжают нести бремя традиционной орфо­графии. Однако будущее письма нельзя уже более сводить к рефор­мам национальных письменностей. Мне думается, теперь нужно иное — единая система пись­ма, знаки которой точно или почти точно соответствовали бы всем имеющимся в мире фонемам. И с этим на сегодняшний день согласны многие исследователи.

    Заимствовано ли письмо извне или создано в данной стране, оно сначала всегда употребляется преимущественно для официальных целей. При этом форма знаков часто выбирается с полным пренебре­жением к вопросам экономии места и времени. Лишь постепенно про­исходит развитие курсивных письменностей для повседневного, пра­ктического употребления. При этом знаки претерпевают разную сте­пень упрощения типа того, которое видно, например, при сравнении нашего рукописного курсива с наборным шрифтом. Но часто оказы­вается, что даже курсивные формы недостаточно упрощены для того, чтобы с успехом служить своему назначению — скорому письму. По этой причине, начиная с классической поры предпринимались не­однократные попытки создать новые формы письма, в которых выбор отдельных знаков и способов их соединения обеспечивал бы макси­мально возможную экономию времени и места.

    Как же обстоит дело с реформой письма сегодня и каково ее будущее? Рассмотрим сначала реформы, которые кажутся нам нецелесообразными и непрактичными. Можно считать общепризнанным, что пересмотр национальных письмен­ностей с целью упрощения написаний нецелесообразен и не стоит затраченных на него усилий. Заниматься этим в национальных рамках имело смысл в XVIII—XIX вв., в период возникновения национального самосознания и достижения им своей вершины, но не в XX в., когда актуальным стало стремление достигнуть всемирно­го содружества наций. В чем действительно есть потребность, так это либо в какой-нибудь системе письма, приспособленной для международ­ного употребления, либо в совершенно новом типе всемирного письма. Из систем, которые надлежит рассмотреть в свете возможности их всемирного применения, мы должны сразу исключить пасиграфические си­стемы с их сотнями и тысячами разных знаков.

    Существует одно письмо латиницей, которое широко употреб­ляется лингвистами для транскрипции и транслитерации целого ряда различных языков мира,— это МФА. Этот алфавит относительно точно передает соответствие меж­ду знаком и звуком и в то же время настолько прост, что с его по­мощью ребенок может постигнуть искусство письма гораздо быст­рее, чем это происходит при обучении национальному письму обыч­ного типа.

    И. Е. Гельб обращает наше внимание на то, «какая уйма времени и места расходуется впустую вследствие употребления ла­тинского письма, а также в том, что отдельные знаки излишне сложны, что начертание букв не совпадает с направлением письма, что часто буквы нельзя написать непрерывным движением руки, что дифференциация прописных и строчных букв не имеет никаких разумных оснований? Все эти пороки латинского алфавита могли бы быть устранены путем введения новой системы быстрописи типа нынешней стенографии» (1, с. 232-233). Однако простое принятие такой системы, на мой взгляд, не удовлетворило бы нашей потребности во всемирном письме. Су­ществуют две причины для возражений против систем стенографии в том виде, в котором они употребляются в настоящее время. Во-первых, они введены с целью достичь максимальной скорости в определенных практических ситуациях и потому неточны; во-вто­рых, они приспособлены для употребления в конкретных языках, ане во всех языках мира.

    Нам следовало бы создать систему письма, сочетающую в себе точность алфавита МФА с простотой форм системы быстрого письма. Она должна была бы содержать знаки для всех звуков всех языков мира в пределах алфавита МФА, аформа знаков для этих звуков должна была бы быть заимствована из стенографической системы. Из полной системы такого типа можно было бы извлекать меньшие алфавиты для применения в отдельных языках. С этой целью должны были бы осуществляться дальнейшие упрощения системы МФА + стенография.

    Заключение
    Письмо – это величайшее достижение человеческой культуры. В межвузовском сборнике научных трудов в одной из статей я прочитал следующее: «Мы знаем, кто придумал электродвигатель и антибиотики, конституцию и компьютер. Но эти изобретения, изменившие жизнь человечества, никогда не состоялись бы, если бы в древности кто-то, чьих имен мы никогда не узнаем, не изобрел земледелие, обработку металлов и письменность. Современные дети… пришли в мир, который невозможно представить без средств массовой информации, а они не развились бы без письменности. Чтобы жить в этом мире, нужно уметь читать и писать, иначе окажешься на обочине современности» (4, с. 51). Действительно, значение письма в культуре недооценить нельзя. Я думаю, что оно стало частью того фундаментом, который явился основой всей человеческой цивилизации. Письмо – это, своего рода, искусство. Помимо самой важной, на мой взгляд, коммуникативной функции, оно несет в себе еще и некую эстетическую, экспрессионную функцию. Оно часто бывает более выразительным, чем речь. Через века письменность несет нам мудрость и знание, множество тайн и открытий. Существует ещё огромное количество текстов, над дешифровкой которых бьются ученые. В этих текстах – мифы и легенды древних народов, истории государств и цивилизаций, тайны, секреты жрецов и ученых.

    Сейчас человек оказался включен в поток истории, благодаря средствам массовой информации он теперь знает о событиях, которых никогда не видел, при помощи иных средств, развившихся на основе письменности, он может сообщить о себе потомкам, с которыми никогда не переговорит. То, что делает человек сегодня, будут помнить не только его современники, но и далекие потомки. Наука не могла бы получить какое-нибудь существенное развитие, не опираясь на работы предшественников. Добрая традиция научных работ – тщательное пережевыванье предыдущих исследований с последующим вычленением крох нового знания – сформировалась на основе возможности копаться в богатых библиотеках и получать образование при помощи учебников, в которых оставили свое накопленное знание, быть может, давно почившие светила.

    Джеймс Г. Брестед, знаменитый чикагский историк и востоковед, сказал однажды: «Изобретение письма и удобной системы для записи на бумаге имело большее значение для дальнейшего развития чело­веческого рода, чем какое бы то ни было другое интеллектуальное достижение в истории человека». К этому утверждению присоединяюсь и я. Такого рода взгляды получили поддержку этнографов, неоднократно утверж­давших, что, подобно тому, как язык отличает человека от животного, так письмо отличает цивилизованного человека от варвара.

    Как выглядят эти положения в свете истории? Верно ли, что именно письму мы главным образом обязаны теми решительными пе­ременами, которые привели человека к цивилизации? Повсюду в древнем мире письмо появляется в период внезапного роста всех тех разнообразных элементов, совокупность которых мы обычно называем цивилизацией. Когда бы оно ни произошло, по­явление письма совпадает по времени с таким всплеском в развитии государства, ремесел, торговли, промышленности, металлургии, средств и путей сообщения, сельского хозяйства и одомашнивания животных, по сравнению с которым культуры всех предыдущих пе­риодов, бывших бесписьменными, кажутся чрезвычайно примитив­ными. Однако нет нужды ратовать за то, что появление письма были единственнымфактором, которому мы обязаны возникновением цивилизации. Мне кажется, что совокупность факторов — географических, социальных и экономических,— ведущих к воз­никновению развитой цивилизации, одновременно создавала комп­лекс условий, при которых нельзя было обходиться без письма. Или, говоря другими словами, «письмо существует только в условиях ци­вилизации, а цивилизация не может существовать без письма» (1, с. 211).

    Письмо – это, безусловно, феномен, письмо связывает нас с веками, хранит в своей памяти историю народов, цивилизаций и отдельных личностей. Как оценить значение письменности в человеческой культуре? Я думаю, оценить нельзя, но недооценить невозможно точно…

    Список использованной литературы


    1. Гельб И. Е. Опыт изучения письма. – М.: Радуга, 1982. – с. 30-32, 184-198, 211-234;

    2. Жириновский В. В. История русской культуры XI – XIX веков. Курс лекций. – М.: Издание ЛДПР, 2004. – с. 15 – 22;

    3. Книговедение: энциклопедический словарь / Ред. Коллегия: Н. М. Сикорский и др. – М.: Сов. Энциклопедия, 1982. – с. 403 – 409;

    4. Кузнецов И. В., Соловьева А. В. Письменность – важнейшее открытие человечества // Социокультурные исследования: межвуз. Сб. науч. тр. – Волгоград. – №9. – с. 51 – 54;

    5. Куманецкий К. История культуры древней Греции и Рима: Пер. с пол. – М.: Высш. шк., 1990. – с. 30 – 31;

    6. Энциклопедия для детей. Языкознание. Русский язык. Т. 10. – М.: Аванта+, 1998.


    написать администратору сайта