Главная страница
Навигация по странице:

  • Эпизоды непривычной ситуации

  • Суммарные показатели образа себя у ребенка, образа себя у матери, представления матери о ребенке

  • Показатели корреляционной связи образа себя у ребенка с образом себя у матери и представлением матери о ребенке для восьми пар мать — ребенок

  • Показатели аффективной привязанности ребенка к матери (в условных единицах) в эпизодах № 2, 3, 6

  • Показатели образа себя у ребенка, типа его привязанности к матери, оценки матерью своей привязанности к ребенку и его привязанности к ней

  • Показатели корреляционной связи образа себя у ребенка, оценки матерью своей привязанности к ребенку и ее оценки привязанности ребенка

  • Автор(ы) Авдеева Н Н Вопросы психологии 1997 №4 с 3-10. Привязанность ребенка к матери и образ себя в раннем детстве


    Скачать 142 Kb.
    НазваниеПривязанность ребенка к матери и образ себя в раннем детстве
    Дата09.12.2018
    Размер142 Kb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаАвтор(ы) Авдеева Н Н Вопросы психологии 1997 №4 с 3-10.doc
    ТипДокументы
    #56107

    Подборка по базе: КИМы по Материаловедению РМО-2.doc, 2Конструкциялық материалдарды өңдеуге арналған жабдықтар, қол ең, СТРОИТЕЛЬНОЕ МАТЕРИАЛОВЕДЕНИЕ.docx

    Привязанность ребенка к матери и образ себя в раннем детстве
    Автор(ы): Авдеева Н.Н.
    Вопросы психологии, 1997, № 4, с. 3-10

    Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 96-03-04496.

     

    Изучение привязанности ребенка к матери - одно из ведущих направлений зарубежной экспериментальной психологии на протяжении последних десятилетий. В русле этологического подхода связь мать — дитя трактовалась как форма запечатления, были получены доказательства того, что взаимодействие матери и новорожденного в первые часы после рождения оказывают влияние на последующее общение [9]. В частности, было показано, что эмоциональные связи ребенка с матерью усиливаются благодаря наличию взаимодействия в первые часы жизни ребенка, а разлука матери и ребенка в этот период может привести к негативным эффектам. Однако другие исследования не подтвердили установления специфических эмоциональных связей между матерью и новорожденным сразу после рождения. Х.Р.Шеффер [12] обратил внимание на то, что новорожденный имеет определенные биологические механизмы, лежащие в основе потребности устанавливать эмоциональную связь с кем-либо. Большой вклад в решение этой проблемы внес английский психиатр Дж.Боулби своей теорией привязанностей, согласно которой привязанности к матери, отцу или кому-нибудь другому не являются врожденными или результатом раннего научения (запечатлением). По его мнению, врожденными являются некоторые формы поведения младенца, способные заставить окружающих находиться рядом с ним и заботиться о нем. Это — гуление, улыбка и ползание по направлению к взрослому. С точки зрения эволюции эти формы носят адаптивный характер, так как обеспечивают младенцу заботу, необходимую для выживания.

    Основным результатом взаимодействия матери и младенца Дж.Боулби считает появление у младенца эмоциональной привязанности, заставляющей ребенка жаждать присутствия матери, ее ласки, особенно если он встревожен или испуган. В первые 6 мес. привязанности младенцев носят диффузный характер; после начинает явно проявляться привязанность к определенным людям, обычно первым объектом привязанности является мать [7].

     

    Формирование такой привязанности жизненно необходимо для развития ребенка [10], [13]. Она дает ему чувство безопасности, способствует развитию образа себя и социализации [8], [11]. Выбор объекта, а также сила и качество привязанности во многом зависят от поведения родителей по отношению к ребенку [4], [6], [7].

     

    В отечественной психологии изучение привязанностей ребенка к взрослому велось в рамках психологии общения, в русле концепции М.И.Лисиной. Избирательные привязанности ребенка к взрослому рассматривались как продукт общения, зависящий от его содержания [2], [5]. В работе С.Ю.Мещеряковой изучалось развитие системы аффективно-личностных связей ребенка со взрослым на первом году жизни. Было показано, что эти связи возникают в первом полугодии жизни ребенка в ситуативно-личностном общении и являются основным психологическим новообразованием этого возраста [3]. Другим важнейшим продуктом общения, также зависящим от характера, содержания общения является образ себя ребенка [1], [3].

     

    Целью настоящего исследования было установление связи между привязанностью ребенка к матери и его образом себя. В качестве объекта исследования выступала пара мать — ребенок. В задачи исследования входили: изучение образа себя ребенка, типа его привязанности к матери, образа себя матери, ее представления о ребенке, а также оценка матерью своей привязанности к ребенку и его привязанности к ней.

     

    Таким образом, в паре мать — ребенок изучались психологические характеристики обоих партнеров с целью выявления дополнительных (помимо содержания взаимодействия и общения) параметров, влияющих на развитие образа себя ребенка и его привязанности к матери.

     

    В исследовании использовались четыре группы методик, направленных на изучение: 1) образа себя ребенка, 2) типа аффективной привязанности ребенка к матери, 3) образа себя матери, 4) представления матери о своем ребенке. Образ себя ребенка выявлялся с помощью регистрации поведения ребенка, находящегося перед зеркалом, в пяти различных ситуациях. В первой ситуации регистрировалось свободное поведение ребенка перед зеркалом, во второй — перед началом опыта на голову ребенка надевался цветной платочек с ярким рисунком, в третьей — блестящие бусы, в четвертой ситуации сзади к нему подходила мать, в пятой — позади ребенка над его плечом помещалась яркая незнакомая игрушка, отражавшаяся в зеркале. В зеркале отражались голова и туловище ребенка, голова и верхняя часть туловища матери. Продолжительность одного опыта составляла 3 мин.

     

    Для оценки привязанности ребенка к матери была использована модифицированная методика М. Эйнсворт. В эксперименте изучалось поведение ребенка в непривычной ситуации, при разлуке с матерью, степень воздействия такой ситуации и то, насколько легко удавалось матери успокоить малыша после слабого стресса, как изменялась в этих условиях познавательная активность ребенка. Эксперимент состоял из семи трехминутных эпизодов, во время которых регистрировалось поведение ребенка: эмоциональные проявления, вокализации и действия (ориентировочно-исследовательские, игровые, инициативные).

     

    В качестве привлекательной игрушки использовалась ярко раскрашенная маска клоуна, а в качестве пугающей — управляемая машина необычнойформы с выдвигающимися деталями, издающая при работе жужжание. Ключевыми являются эпизоды № 2, 3, 6 и 7 (табл. 1), когда мать оставляет ребенка с незнакомым взрослым, незнакомым взрослым и пугающей игрушкой, а затем возвращается. В качестве показателей привязанности ребенка к матери используется степень огорчения малыша после ухода матери и особенности поведения ребенка после ее возвращения.

     
    Таблица 1

    Эпизоды непривычной ситуации

    № п/п

    Начало эпизода

    Присутствующие во время эпизода

    1.

    К матери и ребенку, находящимся в комнате, присоединяется незнакомый взрослый

    Мать, ребенок и незнакомый взрослый

     

     

     

     

     

     

     

     

    2.

    Мать уходит из комнаты

    Ребенок и незнакомый взрослый

    3.

    Мать возвращается в комнату, незнакомый взрослый уходит

    Ребенок и мать

     

     

     

     

    4.

    Мать уходит, возвращается незнакомый взрослый с яркой привлекательной новой для ребенка игрушкой

    Ребенок, незнакомый взрослый и привлекательная игрушка

     

     

     

     

     

     

    5.

    Незнакомый взрослый уходит, в комнату возвращается мать

    Ребенок, мать и привлекательная игрушка

     

     

    6.

    Мать уходит, в комнату возвращается  незнакомый взрослый с пугающей игрушкой

    Ребенок, незнакомый взрослый и пугающая игрушка

     

     

     

     

     

     

    7.

    Незнакомый взрослый уходит, приходит мать

    Ребенок, мать и пугающая игрушка

     

    Образ себя выявлялся у матери с помощью стандартизированного интервью, включающего вопросы, касающиеся общей и конкретной самооценки, материнской компетентности, удовлетворенности внешним обликом, степени идентификации с ребенком и близкими родственниками, переживанием сходства или отличия от других людей.

     

    Представление матери о своем ребенке оценивалось по данным анкетирования. Анкета содержала вопросы, направленные на выявление представлений матери о способностях, возможностях своего ребенка, чертах личности, характере, достоинствах и недостатках. Кроме того, были получены данные об ее ориентации преимущественно на уход за ребенком или создание условий для развития его навыков, умений, личности, а также выявлены ценностные ориентации воспитания, проблемы и трудности во взаимоотношениях с ребенком, оценка матерью степени своей привязанности к ребенку и того, в какой степени сам ребенок привязан к ней и другим близким людям.

     

    При экспериментальном изучении образа себя у ребенка в опытах с зеркальным отражением регистрировались различные психические проявления детей: характеристики взгляда (направление, длительность), эмоциональные проявления (количество, адресованность, длительность и интенсивность), вокализации (аналогичные показатели), а также поведение перед зеркалом (направленное на себя или на зеркало). Все количественные данные преобразовывались в условные единицы, полученные умножением количества на длительность и интенсивность, сложением произведений, вычислением среднего арифметического по всем пробам. Аналогично оценивались поведенческие проявления детей в опытах, направленных на изучение привязанности ребенка к матери.

    Обработка данных стандартизированного интервью и анкетирования матерей производилась посредством начисления баллов по заранее разработанным шкалам с целью оценки показателей образа себя матери и показателей представления матери о своем ребенке. Это позволило использовать метод корреляционного анализа для установления парных корреляций между уровнем развития образа себя ребенка и уровнем развития образа себя матери, ее представлением о ребенке, оценкой своей привязанности к ребенку и оценкой его привязанности к себе.

    В опытах принимали участие восемь пар (мать — ребенок) из полных семей, возраст детей составлял от 14 до 18 мес.

    Суммарные количественные показатели образа себя ребенка, образа себя матери, представления матери о ребенке представлены в табл. 2.

    Таблица 2

    Суммарные показатели образа себя у ребенка, образа себя у матери, представления матери о ребенке

    № пары

    Образ себя у ребенка

    Образ себя у матери

    Представления матери о ребенке

    для каждой из восьми пар мать — ребенок

     

    1

    121

    30

    18

    2

    63

    19

    12

    3

    125

    36

    21

    4

    94

    23

    16

    5

    96

    34

    18

    6

    86

    18

    15

    7

    34

    21

    12

    8

    20

    16

    9

     

    При анализе таблицы прежде все обращает на себя внимание разброс показателей образа себя ребенка от 121—125 баллов в верхнем пределе до 34— в нижнем, при минимальной выраженности образа себя в данной выборке. Разброс показателей образа себя матери и представления матери о своем ребенке выражен не так ярко, но и здесь максимальные величины более чем в 2 раза превышают минимальную выраженность показателей.

     

    Качественный анализ поведения ребенка перед зеркалом в различных ситуациях свидетельствует о противоположных типах поведения для детей с высокими количественными показателями образа себя и низкими, минимальными показателями.

     

    Дети с развитым образом себя удовольствием подолгу рассматривают себя в зеркале, часто улыбаются своему отражению, играют с ним, надевая и снимая платочек и бусы, красуются перед зеркалом.

     

    Дети с несформированным образом себя, наоборот, не рассматривают себя в зеркале, бросая на свое отражение лишь короткие настороженные взгляды, улыбаются только в пробе, где в зеркале видно отражение матери и ребенка, причем более яркая улыбка адресована отражению матери. Дети этой группы быстро снимают с головы платочек, бросают его на пол или отдают матери, не примеряя снова и не подходя к зеркалу. Бусы оказываются для них привлекательными сами по себе, как интересный предмет, с которым они некоторое время играют, сняв с шеи, размахивая и постукивая, отходят от зеркала и больше к нему не возвращаются.

     

    Качественный анализ образа себя у матери также выявляет два полюса, на одном из которых матери с невысокой общей самооценкой, осознающие себя не очень счастливыми, удачливыми, способными, хорошими матерями и хозяйками с оптимизмом смотрящими в будущее. Жизнь приносит им больше огорчений, чем радостей, и они готовы к худшему, полагаясь на случай и удачу. Матери с высокими показателями образа себя в целом имеют высокую общую самооценку, оценивая себя как счастливых, благополучных, довольных собой, своим материнством, своей родительской компетентностью. Они больше уверены в себе, с оптимизмом смотрят в будущее, стремятся планировать свою жизнь контролировать события, происходящие в ней.

     

    Качественная картина представления матерей о своих детях также содержит два разных типа для высоких и низких количественных показателей. Высоким показателям соответствует ориентация на личностные качества ребенка, его достижения, особенно в социально-эмоциональной сфере, положительная оценка новых умений, способностей малыша. Матери этой группы говорят о том, что с ребенком становится все интереснее по мере того, как он растет и развивается. Они также задают много вопросов о том, как создать наилучшие условия для развития ребенка.

     

    Наоборот, низким показателям материнского представления о ребенке соответствуют ориентация преимущественно на уход за ребенком, на первом месте в качестве позитивных изменений в развитии отмечают навыки, умения (пьет из чашки, умеет сам надеть трусики и т.д.), а не личностные качества (любознательный, интересуется книжками, хорошо играет и сочувствует мне, если я расстроена, и т.д.). Говоря о развитии ребенка, матери этой группы акцентируют внимание на возрастании трудностей во взаимодействиях с ребенком («лучше было, когда был маленький и целый день спал в коляске, а сейчас везде лезет, мешает делать дела»), отмечают больше негативные, чем позитивные изменения в его личности, характере («стал упрямый, настаивает на своем, кричит, требует»).

     

    Данные об уровне развития образа себя у ребенка показали корреляционную зависимость как от уровня развития образа себя матери, так и от ее представления о ребенке. Соответствующие коэффициенты корреляции представлены в табл. 3.

     

    Таблица 3

    Показатели корреляционной связи образа себя у ребенка с образом себя у матери и представлением матери о ребенке для восьми пар мать — ребенок

     

      Сравниваемые

         результаты

    Образ себя у матери

    Представление матери о ребенке

    rs

    р

    rs

    р

    Образ себя у ребенка

    0,78

    <0,02

    0,95

    <0,02

     

    Анализ табл. 3 показывает, что образ себя у ребенка зависит в наибольшей степени от представления матери о нем, а также и от образа себя у матери: чем выше образ себя у матери и ее представления о своем ребенке, тем выше показатели образа себя у ребенка.

    Количественные показатели типа аффективной привязанности ребенка к матери представлены в табл. 4.

     

    Таблица 4

     

    Показатели аффективной привязанности ребенка к матери (в условных единицах) в эпизодах № 2, 3, 6, 7



    пары

    Эпизод № 2

    Эпизод № 3

    Эпизод № 6

    Эпизод № 7

    Эмоции

    Вокализации

    Действия

    Эмоции

    Вокализации

    Действия

    Эмоции

    Вокализации

    Действия

    Эмоции

    Вокализации

    Действия

    1

    2

    1

    2

    0

    2

    1,3

    0

    1

    0,7

    1

    2

    2,3

    2

    1

    1

    1

    2

    1

    1,3

    1

    1

    0,7

    2

    2

    1,7

    3

    3

    2

    2,3

    0

    2

    1,3

    0

    1

    0,3

    0

    2

    1,3

    4

    1

    2

    1,7

    1

    1

    1,43

    0

    0

    0

    0

    1

    2

    5

    1

    1

    1,7

    2

    2

    2

    0

    0

    0

    1

    2

    2,3

    6

    -3

    0

    0

    1

    1

    1,7

    -1

    0

    0

    1

    2

    2,7

    7

    -3

    0

    0

    1

    1

    1

    -3

    0

    0

    -1

    1

    1,3

    8

    0

    0

    1

    1

    1

    1,3

    0

    0

    0

    -1

    1

    0,7

    Примечание. Знаком «-» отмечены отрицательные эмоциональные проявления.

     

    Начнем с сопоставления поведения детей в эпизодах, когда мать уходит из комнаты и ребенок остается наедине с незнакомым взрослым (№ 2), а затем незнакомый взрослый уходит и в комнату возвращается мать (№ 3).

    Анализ таблицы показывает, что в эпизоде № 3 по сравнению с эпизодом № 2 снижается активность детей первой, третьей и четвертой пар. При этом у первой и третьей пар высокие показатели положительных эмоциональных проявлений детей в эпизодах с незнакомым взрослым снижаются до нуля, когда он покидает комнату, а мать возвращается. Качественных анализ поведения детей показывает, что в присутствии матери pe6eнок начинает искать незнакомого взрослого: бежит к двери, зовет его, стучит по двери рукой.

     

    Таким образом, дети первой группы в присутствии незнакомого взрослого ведут себя более активно и радостно, чем в присутствии матери. У всех остальных детей, наоборот, активность при возвращении матери выше, хотя и среди них можно выделить разные группы. Так, дети из шестой и седьмой пар (вторая группа) проявляют ярко выраженные отрицательные эмоции в присутствии незнакомого взрослого, а при возвращении матери — слабо выраженные положительные эмоции и невысокий уровень активности.

     

    Качественный анализ поведения детей свидетельствует о том, что в присутствии незнакомого взрослого их активность полностью затормаживается, они громко плачут, призывая мать, а когда она возвращается, большую часть времени дети сидят, стоят, прижавшись к матери, забираются к ней на колени, пряча лицо. После уговоров дети начинают играть в предлагаемые матерью игрушки, слабо улыбаются, лепечут. Однако их ориентировочно-исследовательские, инициативные и игровые действия в присутствии матери не достигают даже среднего уровня (двух баллов).

    В третью группу входят дети из второй, пятой и восьмой пар. Они существенно усиливают свою активность при возвращении матери и не проявляют отрицательных эмоций, оставаясь с незнакомым взрослым. У всех трех детей этой группы в присутствии матери усиливаются положительные эмоциональные проявления и показатели ориентировочно-исследовательских инициативных и игровых действий.

     

    Качественный анализ показывает, что эти дети достаточно доброжелательно и активно ведут себя в присутствии незнакомого взрослого: улыбаются, инициируют его к общению, обследуют комнату, играют с предметами. Однако активность существенно увеличивается, когда в комнату возвращается мать: ребенок подходит к ней, инициирует ее к общению и игре, ярко улыбается и лепечет. Ребенок из восьмой пары в присутствии незнакомого взрослого проявляет минимальную активность, а при возвращении матери подбегает к ней, прижимается, забирается на руки, через некоторое время начинает совершать исследовательские и игровые действия, улыбается слабо, робко, стараясь держаться поближе к матери.

     

    Перейдем к сопоставлению эпизодов № 6 и 7 эксперимента. Рассмотрим показатели поведения детей в ситуации, когда мать выходит из комнаты, оставляя ребенка с незнакомым взрослым и пугающей игрушкой (эпизод № 6), а затем возвращается, а незнакомый взрослый уходит (эпизод № 7). Из табл. 4 видно, что активность всех детей в эпизоде № 6 в присутствии незнакомого взрослого и пугающей игрушки существенно ниже (более чем в 2 раза) по сравнению с эпизодом № 7, где ребенок и пугающая игрушка находятся в присутствии матери, возвратившейся в комнату. В эпизоде № 6 в пугающей ситуации только один ребенок из второй пары проявляет положительные эмоции.

    Дети из шестой и седьмой пар проявляют отрицательные эмоции (хныканье, громкий плач), а остальные — не выражают ярких эмоций, при общей тенденции проявлять настороженность, легкую степень тревожности. У детей первой, второй и третьей пар отмечается слабая активность, а все остальные дети демонстрируют «замирание», прекращая всякую деятельность, стоят на месте, не сводя взгляда с пугающей игрушки. В следующем эпизоде № 7, когда комнату покидает незнакомый взрослый и возвращается мать, активность детей возрастает, нарастает  количество вокализаций, более чем в 2 раза — количество инициативных, ориентировочно-исследовательских и игровых действий, направленных на пугающую игрушку. Качественная картина поведения детей показывает, что в присутствии матери дети перестают бояться незнакомой игрушки с необычными свойствами и начинают активно исследовать ее, инициируя мать к изучению возможностей игрушки и совместной игре.

     

    Только дети из седьмой и восьмой пар проявляют в присутствии матери отрицательные эмоции, продолжая хныкать, дети слабо инициируют мать к игре, неохотно исследуют пугающую игрушку, предпочитая держаться от нее подальше, забираются на руки к матери, не отпуская ее до конца эпизода.

     

    Оценка привязанностей по методике М. Эйнсворт предполагает выявление трех основных групп детей. Дети, которые не очень сильно огорчались после ухода матери, тянулись к ней, когда она возвращалась, и легко успокаивались, получили название «надежно привязанные». Детей, которые не возражали против ухода матери и продолжали играть, не обращая особого внимания и на ее возвращение, определили как «индифферентных» и «ненадежно привязанных». И наконец, детей, которые очень сильно огорчались после ухода матери, а когда она возвращалась, цеплялись за нее, но сразу же отталкивали, назвали «аффективными» и «ненадежно привязанными». В соответствии с данной классификацией ближе всего к индифферентным и ненадежно привязанным детям при сравнении эпизодов № 2 и 3, дети из первой группы (первой, третьей и четвертой пар). Отметим, что поведение этих детей не полностью совпадает с моделью М. Эйнсворт, так как дети более активно и более радостно ведут себя в присутствии незнакомого взрослого по сравнению с матерью. Однако при сопоставлении эпизодов № 6 и 7, когда в ситуации присутствует пугающая игрушка, дети этой группы активнее обследуют ее, играют в присутствии матери, а не постороннего взрослого, хотя у них не наблюдается близкий контакт с матерью в эпизоде № 7, когда она возвращается в комнату. Дети ограничиваются инициативными действиями, приглашая мать к игре, привлекая ее внимание к пугающей игрушке.

     

    К аффективным и ненадежно привязанным, по классификации М.Эйнсворт, можно отнести детей из второй группы (шестой и седьмой пар), хотя таких проявлений, как отталкивание матери после ее возвращения, у них не отмечалось. При сопоставлении эпизодов № 6 и 7 к детям этой группы можно присоединить и ребенка из восьмой пары, которого не удается успокоить после возвращения матери.

     

    К надежно привязанным ближе всего дети из второй и пятой пар, которые устойчиво повышают свою активность и проявляют больше положительных эмоций в присутствии матери в эпизодах, как № 3, так и № 7.

    При выявлении образа себя у матери и ее представления о ребенке дополнительно изучалась оценка матерью своей привязанности к ребенку и его привязанности к ней (по трехбалльной шкале). Эти оценки сопоставлялись с показателями образа себя ребенка (табл. 5, 6) и типом его привязанности к матери.

     

    Таблица 5

    Показатели образа себя у ребенка, типа его привязанности к матери, оценки матерью своей привязанности к ребенку и его привязанности к ней

     

    пары

    Образ себя у ребенка

    Тип привязанности ребенка к матери

    Оценка матерью своей привязанности к ребенку

    Оценка матерью привязанности ребенка

    1

    121

    Индифферентный, ненадежно привязанный

    3

    1

    2

    63

    Надежно привязанный

    2

    3

    3

    125

    Индифферентный, ненадежно привязанный

    3

    2

    4

    94

    Индифферентный, ненадежно привязанный

    2

    2

    5

    96

    Надежно привязанный

    3

    2

    6

    86

    Аффективный, ненадежно привязанный

    2

    2

    7

    34

    То же

    2

    3

    8

    20

    То же

    1

    3

     

    Таблица 6
    Показатели корреляционной связи образа себя у ребенка, оценки матерью своей привязанности к ребенку и ее оценки привязанности ребенка


    Сравниваемые результаты

    Образ себя у матери

    Представление матери о ребенке

    rs

    р

    rs

    р

    Образ себя ребенка

    0,86

    <0,02

    -0,87

    <0,02

     

    При анализе табл. 5 обращает на себя внимание тот факт, что более высоким показателям образа себя соответствует индифферентный, ненадежный тип привязанности, а наиболее низким показателям образа себя — аффективный ненадежный тип привязанности.

     

    Матери ненадежно привязанных индифферентных детей оценивают преимущественно свою привязанность к ребенку более высоко, чем его привязанность к себе. У ненадежно привязанных, аффективных детей, наоборот, матери оценивают привязанность ребенка к себе как более высокую, в этой группе матерей собственная привязанность к ребенку оценивается как слабая или средняя.

     

    Результаты уровня изучения развития себя ребенка обнаружили корреляционную зависимость от показателей оценки матерью своей привязанности к ребенку и отрицательную связь с оценкой матери привязанности ребенка (табл.6).

    Данные табл. 6 указывают на то, что уровень развития образа себя у ребенка зависит от степени привязанности матери: чем больше привязанность, тем выше уровень развития образа себя. Одновременно показатели образа себя тем выше, чем ниже, по оценкам матерей, уровень привязанности ребенка к матери.

     

    Таким образом, проведенное исследование показало, что между развитием образа себя у ребенка и его привязанностью к матери существует определенная связь, выражающаяся в том, что высокому уровню развития образа себя соответствует большая самостоятельность ребенка, меньшая зависимость его от матери, более выраженная активность в незнакомой или стрессовой ситуации (в присутствии незнакомого взрослого, пугающей игрушки). В соответствии с классификацией М. Эйнсворт детей с развитым образом себя можно условно отнести к двум группам: «индифферентные» и «надежно привязанные». Матери таких детей имеют достаточно устойчивый образ себя, высокую самооценку, положительное эмоциональное самоощущение. В их представлении о ребенке доминируют положительные оценки личностных качеств, достижений детей, позитивно оцениваются изменения в поведении по мере развития ребенка. Свою привязанность к ребенку они преимущественно оценивают как более сильную по сравнению с привязанностью ребенка к себе. Дети с низкими показателями развития образа себя проявляют высокую степень зависимости от матери, демонстрируют «цепляющееся поведение» в незнакомой ситуации, при слабом стрессе испытывают чувство страха, опасности. Они плачут не только тогда, когда расстаются с матерью, но и находясь рядом с ней. Такое поведение условно соответствует типу «аффективной, ненадежной привязанности». Матери детей этой группы имеют преимущественно заниженную самооценку, невысокие показатели образа себя, у них отмечается эмоциональное неблагополучие, неуверенность в своих силах, своем будущем. В представлении о ребенке у таких матерей преобладает ориентация на уход за ребенком, как позитивное отношение они чаще отмечают развитие у малыша навыков, а не личностных качеств, отмечают больше негативные изменения в его поведении. С развитием ребенка связывают нарастание трудностей, с которыми не знают, как справляться. Привязанность ребенка к себе они оценивают как чрезвычайную, а свою привязанность к ребенку оценивают как слабую или среднюю.

     

    1. Авдеева Н.Н. Становление образа себя у детей первых трех лет жизни // Вопр. психол. 1996. № 4. С. 5—14.

    2. Корницкая С.В. Влияние содержания общения со взрослым на отношение к нему ребенка: Автореф. канд. дис. М., 1975.

    3. Мозг и поведение младенца. М., 1993.

    4. Развитие личности ребенка. М., 1987.

    5. Развитие общения дошкольников со сверстниками / Под ред. А.Г. Рузской. М., 1989.

    6. Ainsworth M.D.S., Bowlby J. An ethological approach to personality development // Amer. Psychologist. 1991. V. 46. P. 331—341.

    7. Bowlby J. Attachment and loss: Loss, sadness and depression. V. 3. L.: Hogarth, 1980.

    8. Gassidy J. The ability to negotiate the environment: An aspect of infant competence as related to quality of attachment // Child Devel. 1986. V. 57. P. 331—337.

    9. Klaus M., Kennel J. An infant bonding: 2-d ed. St. Lois, 1982.

    10. Main M., Cassidy J. Categories of responses in reunion with the parent at age 6: Predictable infant attachment classifications and stable over 1-month’s period // Devel. Psychol. 1988. V. 24. p. 415—426.

    11. Pipp S., Eastrerbrooks M.A., Harmon RJ. The relations between attachment and knowledge of self and mother in one to three-year old infants // Child Devel. 1992. V. 63. P. 738—750.

    12. Scheffer H.R. The child’s entry into the social world. Orlando, FL: Acad. Press, 1984.

    13. Srouff L.A., Egeland В., Kreutzer N. The fate of early experience following developmental changes: Longitudinal approaches to individual adaptation in childhood // Child Devel. 1990. V. 61. P. 1363—1373.




    написать администратору сайта